Почему не дает алина

Заложница чужих надежд: почему Загитовой не удаётся найти решение, которое устроит всех

Выдающийся чемпион крайне редко принадлежит себе. С этим бывает не так просто смириться: жить, когда каждый твой шаг и каждое слово сопровождается десятками тысяч комментариев в интернете, — тяжёлое испытание даже для взрослого. Но такова реальность: чем больше у той или иной медийной личности фанатов, тем острее человек чувствует, что должен соответствовать огромному количеству чужих требований, постоянно оправдывать чьи-то надежды и совершать поступки, которые кажутся правильными абсолютно посторонним людям.

Алина Загитова надежд не оправдала. По крайней мере, именно эта мысль начала сквозить в подавляющем большинстве публикаций и комментариев после того, как олимпийская чемпионка отказалась от выступления в первом спортивном мероприятии сезона — открытых прокатах.

Давайте всё-таки попробуем разобраться, кого и в чём подвела девочка, которую ещё год назад боготворил едва ли не весь мир?

Могла ли Загитова полностью потерять мотивацию и банально не захотеть продолжать тренировки? Безусловно. За два года выступлений Алина собрала все существующие в её виде спорта титулы, причём последняя и, похоже, наиболее ценная для самой фигуристки медаль — золото чемпионата мира, завоёванное в 2019-м в японской Сайтаме, далось ей ценой невероятного усилия над собой.

Чтобы это понять, достаточно вспомнить рассказ Алины о расписках, которые она давала тренерскому штабу и федерации и о которых рассказала в эфире Первого канала в середине декабря, официально объявляя о приостановке карьеры.

«Я даже писала себе расписку, что обещаю поехать на соревнования, на чемпионат мира: обязуюсь кататься хорошо и делать всё от меня зависящее, чтобы выступить на этом соревновании. Где-то у федерации она даже есть. Дальше писала расписку, что выступлю на Japan Open и двух этапах Гран-при. Я это сделала. Так как я написала, я выполнила обещание. Так как я не писала на финал Гран-при, у меня не было такой мотивации. Сейчас я пока что не готова писать следующую расписку. Потому что всё, что я пишу, я выполняю», — сказала спортсменка.

В том интервью, спонтанно организованном, не слишком хорошо подготовленном и на которое спортсменку бросили как на амбразуру, Алина, наверное, единственный раз за всю свою карьеру сказала именно то, что думает и чувствует.

«В начале сезона всегда у спортсменов тяжёлый момент, когда нужно собрать все элементы, программу, — это очень сложно. Когда я нахожусь в Новогорске, там проходят очень сложные моменты. И эти стены напоминали мне о плохих тренировках. Плохие тренировки — это и падения, и боль, и новые ботинки, и мозоли от них, и когда сделаешь два прыжка в программе и уже выдохся. Конечно, это сложно, ты же ещё не понимаешь, как сложится твой сезон, и ты должен выйти на старт полностью готовым. »

Через полтора месяца после того, как карьера была приостановлена, Загитова угодила в медийный скандал, отказавшись общаться с фанатами на шоу в Доброграде — так, по крайней мере, это было подано в СМИ. Журналисты писали, что фигуристка нарушила контракт, вела себя совершенно неподобающим образом, словом, развивали ситуацию как могли, в полном соответствии с существующими трендами.

Вскоре после того инцидента мы встретились с Загитовой в Цюрихе, где олимпийской чемпионке в течение двух недель предстояло выступать в знаменитом шоу Art on Ice. Спортсменку сопровождала в той поездке её родная бабушка, которая и рассказала, как глубоко задела Алину публичная оценка её поведения в Доброграде. Как оказалось, там Загитова на самом деле лишь безропотно подчинялась распоряжениям своего тренерского штаба.

«Мы же люди простые. Скажут идти к журналистам — идём, скажут ни с кем не разговаривать — не разговариваем», — объяснила собеседница.

Тех ежедневных наблюдений за Алиной в Цюрихе мне вполне хватило, чтобы понять: она благодатнейший материал для любого менеджера — дисциплинированна, исполнительна, с очень высоким чувством ответственности за результат (неважно, идёт речь о собственной работе или о работе в команде), безупречным воспитанием и врождённым чувством стиля.

Другой вопрос, что постоянное существование в плотном коконе чужой опеки не способствует умению спортсмена принимать самостоятельные решения. Тем страшнее становится думать о том, что когда-то придётся оборвать карьеру и выйти в другую жизнь.

Думаю, именно поэтому Алина сейчас до такой степени цепляется за мысль, что она ещё обязательно вернётся на лёд как действующая спортсменка. Если кого она в этом и обманывает, так саму себя. И уж точно не преследует задачу оставаться в обойме сборной с тем, чтобы продолжать получать зарплату. В этом, скорее, могут быть заинтересованы те, для кого самая титулованная фигуристка мира с многочисленными контрактами и гонорарами продолжает оставаться курицей, несущей золотые яйца, даже фактически завершив карьеру.

Но парадокс: даже в этом статусе Загитова продолжает оставаться заложницей чужих решений. Лично мне, например, хотелось бы узнать, чем руководствовались те, кто заявлял, что олимпийская чемпионка обязательно примет участие в открытых прокатах, а после них, возможно, и в Кубке России. То, что Алина находится не в той форме, чтобы демонстрировать полноценные программы со всеми прыжками, видно невооружённым глазом даже по тем немногочисленным роликам и фотографиям, которые просачиваются в интернет.

Возможно, заявление об участии было сделано ФФККР лишь с тем, чтобы максимально взвинтить интерес публики к мероприятию, заставить их купить билеты. Но если так, какие претензии могут быть к самой фигуристке? И почему вообще получается, что именно на неё по любому поводу переводятся стрелки?

В целом же история грустная, хотя и не новая. Атлеты такого масштаба, как Загитова, это не просто золотой фонд спорта, а самодостаточный бренд, требующий повышенного внимания и трепетного обращения, особенно в части медийного сопровождения. Чтобы звёздная карьера не завершалась последующим процессом свержения кумира и интернет-плясками на его костях. Увы, но именно это в своё время происходило с Юлией Липницкой, а затем с Евгенией Медведевой, решившей вырваться из привычной жизни. Теперь, очевидно, это начнёт происходить и с Алиной.

А ведь если вдуматься, нет никакой гарантии, что, разрушив одну красивую сказку, мы автоматически получим взамен другую. К тому же Загитова в определённом смысле последняя из могикан. Дело здесь не в том, что более юным девочкам недостаёт таланта, просто такова реальность: при тотальном, как принято считать, превосходстве российских одиночниц над остальным миром всем им просто не повезло — оборванный из-за пандемии сезон лишил спортсменок шанса биться за мировую корону. А ведь только этот титул, помимо высшего олимпийского, по-настоящему выделяет спортсмена из общего ряда.

Читайте также:  Почему не загружается outlook 2016

Сейчас же всё идет к тому, что следующий сезон получится для нынешнего «взрослого» поколения столь же скомканным, как и предыдущий. И тем более бессмысленно делать прогнозы, что будет после, когда именно мир фигурного катания получит звезду, равную по масштабу Загитовой, и получит ли он её вообще.

Алина, кстати, выбрала не такой уж простой путь, дав согласие участвовать в проекте «Ледниковый период» в качестве ведущей. За всю свою спортивную карьеру она так и не научилась общаться с миром посредством слов — призналась в одном из интервью, что испытывает с этим большие сложности.

«Ужасно стесняюсь давать интервью! Ужасно! Знаете, когда тебе задают вопрос, а у тебя сердце колотится, лицо красное, и ты, кроме «да» и «нет», ничего сказать не можешь. Хочу победить этот страх. И хочу научиться правильно и красиво излагать свои мысли», — заявила, в частности, олимпийская чемпионка, комментируя сделанный выбор.

Учиться ей теперь предстоит в достаточно беспощадном формате прямого эфира, и мне кажется, она заслужила, чтобы её чисто по-человечески поддержали. А не заставляли в очередной раз чувствовать себя не оправдавшей чьих-то надежд.

Источник

«На первой же тренировке меня выгнали»: Алина Загитова рассказала об отношениях с Этери Тутберидзе

Фигуристка выступала в группе знаменитого тренера.

Недавно Алина Загитова дала откровенное интервью изданию «7 дней», в котором рассказала о взаимоотношениях с Этери Тутберидзе и о том, как попала в большой спорт. Фигуристка призналась, что ей было нелегко в группе известного тренера.

«В двенадцать лет я оказалась в группе Тутберидзе. Сначала поехала в Москву с мамой, но потом Этери Георгиевна сказала, что маме не надо находиться рядом со мной, чтобы она не отвлекала меня от тренировок, хотя такого никогда не было», — поделилась спортсменка.

Загитова также вспомнила, как Тутберидзе выгнала ее из своей группы после того, как та получила травму.

«Как Этери Георгиевна говорит, я была ленивая. До 12 лет я занималась фигурным катанием в Ижевске – в провинции, от нас там не так много требовали. И в тот момент, когда я попала в группу Тутберидзе, мне казалось, что я выжимаю из себя максимально возможное. Но, видимо, этого было недостаточно. Я не привыкла еще к таким нагрузкам, не понимала, чего от меня хотят. Но вот у меня начали получаться какие-то тройные прыжки. И тут на тренировке я сломала руку в районе запястья. Поехала на соревнования со специальной легкой лангеткой, сломала там еще и ногу. Прошло время. Гипс сняли, я чуть-чуть потренировалась в родном городе и поехала в Москву. И на первой же тренировке Этери Георгиевна говорит мне: «Я вас выгоняю». Мы с бабушкой купили букет, пришли к Этери Георгиевне подарить цветы, поблагодарить ее и попрощаться, сказать: «Мы уезжаем из Москвы, спасибо вам за все». А она говорит: «Давайте еще раз попробуем», — рассказала Загитова.

Cледи за нашими публикациями в Яндекс.Дзен, Telegram, ВК

Источник

Алина Загитова рассказала об отношениях с Этери Тутберидзе и критике со стороны зрителей: «Я не понимаю, почему люди так себя ведут»

Новости

Олимпийская чемпионка 2018 года в одиночном фигурном катании Алина Загитова дала интервью изданию «7 дней», в котором рассказала о своем пути к успеху, поражениях, взаимоотношениях с тренером Этери Тутберидзе и отношении к критике после выхода шоу «Ледниковый период».

Фигуристка вспомнила о начале карьеры в фигурном катании и своем первом опыте работы с Тутберидзе и призналась, что для нее это было непросто. В двенадцать лет я оказалась в группе Тутберидзе. Сначала поехала в Москву с мамой, но потом Этери Георгиевна сказала, что маме не надо находиться рядом со мной, чтобы она не отвлекала меня от тренировок, хотя такого никогда не было. Загитова отметила, что поклонники часто недооценивают труд, который фигуристы вкладывают в тренировки. Люди, которые смотрят выступления фигуристов по телевизору, иногда даже не понимают, сколько сил затрачено. У нас такой вид спорта, где нельзя показывать, насколько тебе тяжело, а нужно все делать с легкостью. Поэтому всем и кажется, что кататься на коньках совсем не сложно, а на самом деле за этим стоит очень много работы.


Алина Загитова

Загитова рассказала, что Тутберидзе выгнала ее из группы вскоре после того, как она получила серьезную травму. Как Этери Георгиевна говорит, я была ленивая. До 12 лет я занималась фигурным катанием в Ижевске – в провинции, от нас там не так много требовали. И в тот момент, когда я попала в группу Тутберидзе, мне казалось, что я выжимаю из себя максимально возможное. Но, видимо, этого было недостаточно. Я не привыкла еще к таким нагрузкам, не понимала, чего от меня хотят. Но вот у меня начали получаться какие-то тройные прыжки (в Ижевске я их не делала).

И тут на тренировке я сломала руку в районе запястья. Поехала на соревнования со специальной легкой лангеткой, сломала там еще и ногу. Прошло время. Гипс сняли, я чуть-чуть потренировалась в родном городе и поехала в Москву. И на первой же тренировке Этери Георгиевна говорит мне: «Я вас выгоняю». Загитова ушла к другому тренеру, однако после нескольких неудач решила вернуться в родной Ижевск. Фигуристка зашла попрощаться к Тутберидзе, и та решила дать девушке еще один шанс. Мы с бабушкой купили букет, пришли к Этери Георгиевне подарить цветы, поблагодарить ее и попрощаться, сказать: «Мы уезжаем из Москвы, спасибо вам за все». А она говорит: «Давайте еще раз попробуем».

Фигуристка призналась, что работа для нее на первом месте, однако тренировки отнимают у нее много сил. Она добавила, что характер у нее непростой и после тяжелого дня ей бывает непросто взаимодействовать с людьми. В такие моменты после тяжелых тренировок я не очень люблю контактировать с людьми, а родителям хочется расспросить меня, узнать подробности. Я отвечаю: «Мам, пап, не могу говорить». Я на самом деле совсем не подарок, характер у меня сложный. Сейчас Загитова приостановила карьеру и учится на журналиста. Опыт в качестве телеведущей у девушки уже есть: она приняла участие в съемках шоу «Ледниковый период». После выхода шоу зрители ее раскритиковали: многим показалось, что перед камерой девушка чувствовала себя неуверенно. Загитова призналась, что плохо переносила замечания в свой адрес.

Это был очень сложный для меня момент. Конечно, я не телеведущая. Может быть, поначалу я вела непрофессионально. Но я так тяжело воспринимала критику! И сейчас я иногда не понимаю, почему люди так себя ведут, я же с ними лично не знакома. Я иногда хочу, чтобы человек, который меня критикует, пришел ко мне и высказал все претензии в глаза и объяснил их. Алина призналась, что в этот момент ее очень поддержал Алексей Ягудин, который работал на съемках вместе с ней: он давал ей полезные советы.

Читайте также:  Почему мне бог не дал детей

Источник

Парадокс Загитовой: почему не все рады за новую олимпийскую чемпионку (и почему это неправильно)

После завершения олимпийских женских соревнований на USA Today вышел провокационный материал с заголовком: «Не та россиянка выиграла олимпийское золото». И, наверняка, очень многие готовы под этим подписаться. Интернет в тот же день наводнили слова поддержки в адрес Евгении Медведевой. А болельщики Алины Загитовой обижались — словно у 15-летней девочки пытаются отнять заслуженную победу.

Главное, что нужно знать про эту драматичную историю: она не могла закончиться хэппи-эндом, который бы устроил всех. Не было ни единого шанса, и это единственный неоспоримый факт. В фигурном катании, за исключением одного крайне спорного исторического прецедента, не вручают две золотые медали. Даже если общая сумма баллов у Медведевой и Загитовой сошлась бы до сотых, считали бы по дополнительным показателям. И, к сожалению, фигурное катание — не биатлон, где гонок много и каждому симпатичному фавориту при удачном раскладе может достаться по золоту. В Пхенчхане кто-то из двух блистательных россиянок должен был проиграть.

Такой исход был во многом предсказуем. То, что именно Загитова, а не кто-то еще, подходит к этой Олимпиаде фаворитом, стало окончательно понятно еще в январе, когда она выиграла у Евгении Медведевой чемпионат Европы. Еще раньше, в декабре, 15-летняя фигуристка выиграла финал Гран-при — самый важный из международных стартов первой половины сезона. Но обращал на себя внимание не столько результат, сколько некоторые технические детали. Например, тот факт, что судьи очевидно благоволят Загитовой, что редко случается с дебютантами на взрослых соревнованиях. Уже тогда, в декабре, в оценках за компоненты (артистизм, владение коньком, построение программы и т.д.) у вчерашней юниорки стали появляться «девятки» с хвостиком. Чтобы дебютанты получали такие баллы в первый же взрослый сезон — такого в фигурном катании почти не бывает. Чаще всего их «маринуют» в очереди годик, а то и два. Еще одна часть оценки, за которую тоже отвечают судьи — это надбавки за качество исполнения элементов. Финал Гран-при показал, что арбитры уже в декабре охотно выставляют Загитовой максимально возможные надбавки — «плюс 3».

До чемпионата Европы был вопрос: что будет, когда Загитова окажется на одном льду с Медведевой? Женя — во многом из-за травмы ноги — заведомо уступала своей младшей подруге по команде в технической части, но совсем немного. До этого турнира все предполагали, что двукратная чемпионка мира будет получать заметно более высокие оценки за компоненты и более высокие плюсы за качество исполнения элементов — и это позволит компенсировать отставание в технике. В фигурном катании обычно происходит именно так. Но на чемпионате Европы оказалось, что по-настоящему большой разницы между ними в компонентах уже нет. А на Олимпиаде эта разница стала еще меньше. А значит, при безошибочном катании фаворитом заведомо становилась Алина.

Просто в это до последнего не верили. Даже букмекеры, судя по коэффициентам, перед Олимпиадой привычно отдавали приоритет Жене, несмотря на ее травму. Медведева провела вне льда около полутора месяцев, но вернулась так уверенно, что про ее ногу сразу стали говорить в прошедшем времени. А ведь речь шла о стрессовом переломе, который вряд ли можно полностью залечить за такой короткий срок. Для сравнения: японка Сатоко Мияхара после аналогичной травмы восстанавливалась около полугода, а потом, вернувшись, тут же получила новую и пропустила еще почти столько же. То, что Медведева вообще смогла кататься в Пхенчхане, — по-своему чудо. Осенью о ее травме в кулуарах говорили такое, что шансы пропустить Игры казались более чем реальными.

Но на фоне этой свежей драмы легко забыть, что путь Загитовой к этой Олимпиаде тоже не был похож на прогулку по полю с ромашками. Несколько лет назад с ее карьерой чуть было не покончил тяжелый перелом ноги, а потом тренер Этери Тутберидзе выгнала ее из группы. Сама Алина сейчас часто вспоминает ту историю и говорит, что без этих проблем не было бы в ее жизни и этой Олимпиады. Она считает, что выгнали ее по делу — за то, что недорабатывала на том уровне, как требуют у Тутберидзе. Всем ли нам в 15 лет доставало бы ума публично признать подобные вещи? Каков конкретно уровень этих требований, легко понять по вышедшему незадолго до Олимпиады документальному фильму Russia Today «Из льда и пламени». Местами это очень жесткое зрелище, и обе девушки в кадре нередко плачут.

Уже приехав в Пхенчхан, россиянки тренировались как проклятые. Все остальные предпочитали экономить силы, и в последнюю неделю Алина и Женя часто оказывались единственными, кто выходил на лед тренировочного катка. Это была не только практическая необходимость, но и демонстрация силы, напоминание, что они на две головы сильнее всех остальных, и сравнивать их можно только между собой. Перед произвольной программой интернет облетел ролик, где Алина Загитова делает фантастический каскад из пяти тройных прыжков подряд. На соревнованиях таких элементы запрещены. Похожими вещами уже два года славится Женя Медведева.

Та дискуссия, которая сейчас развернулась вокруг победы Загитовой — на самом деле, всего лишь продолжение давнего спора о том, каким должно быть фигурное катание. Каждый раз, когда выигрывает более молодая девушка с более сложными прыжками, он начинается заново. Самой знаменитой героиней подобной истории стала 15-летняя Тара Липински: в Нагано в 1998 года она обыграла всеобщую любимицу Мишель Кван, которой было 17. И очень многие люди говорили, что это как-то неправильно. Именно эту историю сразу вспомнили в Америке после победы Загитовой, и нетрудно угадать, с кем именно ее сравнили.

Надо признать, этот спор не закончится никогда. Новые правила, благодаря которым стало возможным выигрывать с помощью технически сложных элементов, появились не просто так. Их ввели из-за требований сделать фигурное катание более объективным. Потому что математически посчитать, кто артистичнее, довольно проблематично.

Загитова, как и многие до нее, просто использовала имеющуюся возможность. Так делают все амбициозные новички — если, конечно, могут. Справедливости ради нужно помнить: все те претензии, который сейчас адресуют Алине, называя ее очередным техничным «попрыгунчиком» и не более, слышала в свой адрес и Женя Медведева. И было это не так давно.

Другое дело, что от рядовых амбициозных новичков Загитову отличают два выдающихся таланта. Первый — это умение соревноваться, очень редкая на самом деле вещь. Одна финская газета обозвала Алину «машиной для прыжков», и это, конечно, слишком. Можно почитать ее интервью, где Алина по-детски трогательно рассказывает про потеющие перед соревнованиями ладошки и трясущиеся ножки. С машинами такого не бывает. Можно пересмотреть записи ее олимпийских выступлений, где это заметно невооруженным взглядом, особенно в короткой программе. Все как у обычных людей, только Загитова каким-то невероятным образом умеет собраться и сделать свои фантастические прыжки. Ее произвольная программа — самая сложная в мире, и за весь сезон она ни разу там не упала, даже не оступилась. Если бы она каталась как все, ее вряд ли поставили бы на один уровень с Медведевой в этом сезоне.

Читайте также:  Почему нам не поднимают зарплату

Второй талант во многом объясняет невероятные для дебютантки цифры в оценке за компоненты. Фигурное катание смотрят в основном по телевизору, но есть вещи, которые телекартинка или видео передают с большим трудом. В случае с Загитовой через экран не всегда пробивает фантастическая энергетика ее прокатов. Как бы скептически ты ни был настроен, сколько бы недотянутых ног ни усмотрел, к концу программы бороться с этими волнами нечеловеческой энергии становится совершенно невозможно — говорю как человек, видевший ее катание вживую. Программы Алины выстроены так, что усиливают и направляют этот природный драйв исполнительницы как линза. На этом фоне, пусть ненадолго, но меркнут и отходят на второй план даже программы таких выдающихся спортсменок как Медведева или, к примеру, Каролина Костнер.

Не замечать этого качества Загитовой — значит не принимать очевидное. Судьи тоже люди и вряд ли могут этого не ощущать. Они сидят там, на арене, ближе всех ко льду, и принимают решение в считанные секунды после проката. И даже если потом жалеют о нем (что не факт), это уже ничего не значит. Именно это, судя по всему, произошло в Пхенчхане в короткой программе, где Загитовой выписали фантастические 82 балла с хвостиком — новый мировой рекорд. Катайся россиянки в другом порядке, вполне возможно, и результат был бы другим. Но тут Медведевой просто не очень повезло: по жребию ей выпало выступать первой, а соперница следом выдала прокат всей жизни.

В чем Алина изначально проигрывала Жене, и ощутимо — так это в градусе народной любви. Во многом потому, что ее просто знают гораздо хуже. Фил Найт, один из самых успешных бизнесменов в области спорта, однажды прекрасно объяснил этот феномен: когда люди следят за спортсменом не один год, пусть даже краем глаза, то начинают воспринимать его как хорошего знакомого, а иногда даже как члена семьи. И эта эмоциональная связь — мощнейший козырь. У Жени он есть.

Будь Медведева просто очередной хорошей одиночницей, широкая публика тоже рассмотрела бы ее только ближе к Олимпиаде. Но она — безусловно неординарная спортсменка и пробила эту стену раньше. Люди успели влюбиться заранее, а после травмы ей начали по-настоящему сострадать.

Сейчас про Алину часто говорят «подкараулила», «отсиделась за спиной», имея ввиду Женю. Во всех подобных эпитетах ощущается что-то нехорошее, не совсем порядочное. Безусловно, Загитова научилась у Медведевой тому, как надо работать, чтобы быть на два корпуса впереди, но никого она не караулила — как раз, наоборот, как только возраст позволил, поперла к заветной медали как танк.

На этой Олимпиаде случилось много запоминающихся историй, способных пронять самых толстокожих. Но для России и многих людей за ее пределами не было драмы сильнее, чем этот женский турнир. Десять минут, которые по-настоящему разрывают сердце — это произвольная программа Медведевой и те мгновения после него, когда все, включая кажется ее саму и ее тренеров, поверили: Женя выиграла. Никто никогда не видел ее плачущей на соревнованиях — а тут увидели. Это был действительно выдающийся прокат, который едва не совершил чудо.

А чудо было возможно. Раньше казалось, обыграть Загитову в произвольной программе нереально, но прокат у нее получился не таким ярким, как обычно. Судьи решили, что «Анна Каренина» у Медведевой получилась более проникновенной, чем «Дон Кихот» — и поставили Жене самые высокие среди всех участниц баллы за компоненты. Но для общей победы этого оказалось недостаточно. Вряд ли можно достоверно сосчитать количество разбитых сердец, когда на экране напротив ее фамилии загорелась цифра «2».

Обе россиянки были достойны выиграть эту Олимпиаду. Обе положили ради этих медалей немало здоровья, сил и времени. Обе рискнули личными интересами, потому что в самом начале Игр им пришлось вывозить на себе командный турнир. И обе объективно катались за команду лучше, чем сами за себя. Они обе не упали на этих Играх ни разу. Обе сделали, что могли и даже чуточку больше. Судьям пришлось делать неочевидный выбор, и она выбрали Загитову.

Но разве мы будем меньше любить Медведеву от того, что у нее пока нет олимпийского золота? Его, в конце концов, нет у многих выдающихся спортсменов. Как у многих выдающихся актеров нет премии «Оскар», у писателей — Нобелевской премии, список можно продолжать долго. Это поражение не сможет отменить всего того, что Женя уже сделала для своего вида спорта — и хочется верить, еще сделает. Ей не нужно олимпийское золото, чтобы быть признанной, она и без него — выдающаяся. Да и золото это у нее еще может быть — если Медведева решит остаться в спорте и вылечит до конца травмированную ногу. Мир знает немало случаев, когда спортивные карьеры продолжались гораздо дольше просто потому, что с первого раза у человека не получилось исполнить мечту. А некоторые карьеры оказывались разочаровывающе коротки потому, что человек выигрывал сразу — и потом не находил в себе сил продолжать.

Американские коллеги не правы: здесь нет правильных и неправильных чемпионок. У судей были основания выбрать Алину, и дело не только в ее прыжках. Просто сам этот выбор из категории «кого ты больше любишь, папу или маму?». Сама ситуация исключала возможность, что все получат то, что хотят. Это не делает Загитову коварной злодейкой, которая забрала чужое не по праву. Точно такой же выбор судьям пришлось делать на этой Олимпиаде в танцах на льду, и едва не пришлось — в мужском одиночном катании. Если бы японец Шома Уно не упал с одного из своих четверных прыжков он, судя по оценкам, скорее всего обыграл бы великого соотечественника Юдзуру Ханю, который, как и Медведева, к этой Олимпиаде только-только восстановился после серьезной травмы. И это решение точно не все посчитали бы справедливым.

Если бы выиграла Медведева, по-человечески это было бы понятно и справедливо — ради таких историй и смотрят Олимпиады. Татьяна Тарасова, выдающийся тренер и дочь выдающегося тренера, комментируя женские соревнования в телетрансляции, сказала жестокую, но правдивую вещь: «В спорте нет справедливости. И в жизни нет, не стоит ее искать». Безусловно, судьи в женском турнире могли бы сделать другой выбор. Но и он для кого-то был бы неоднозначным. Просто большой спорт — не про человечность. Он, как фильм «Горец» — про то, что на самой высокой ступеньке должен остаться кто-то один. И не всегда это тот, за кого болеешь лично ты.

Источник

Поделиться с друзьями
Ответ и точка