Почему мама не любит своего ребенка

Нелюбовь к ребенку: откуда она берется, и как ее побороть?

Причины нелюбви к детям

Сейчас «цивилизованный мир» переживает эпоху преклонения перед детьми. Любовь к ребенку декларируется как необходимое условие нормального воспитания.

Но ведь вызвать такое чувство по заказу невозможно, а возникает оно, к сожалению, не всегда. Так что же делать тем людям, которые просто не могут полюбить собственного ребенка?

От «домостроя» до «декларации прав ребенка»

Общепринятого определения любви как не было, так и нет, и что принимать за основу воспитания — не ясно до сих пор. «Наказывай сына своего с юности, и порадуешься за него в зрелости его; воспитай детей в запретах, и найдешь в них покой и благословение» — современным родителям такой наказ кажется возмутительно бездушным и жестоким, а ведь еще пару столетий назад подобные сентенции считались непреложной истиной. Теперь все не так: старые воспитательные ориентиры разрушены, а новые пока еще крайне расплывчаты.

В старину на Руси было просто — устои не менялись веками: дед, держа на руках внука, знал, какой будет жизнь малыша и как его к ней подготавливать. В молодых с малолетства вколачивали почтение к старшим, чтобы потом — во взрослом возрасте — они не могли усомниться в правильности родительского наставничества и точно воспроизвели его на своих детях. О любви к подрастающему поколению тогда даже речи не шло: родил — расти, вот и вся наука. Рано или поздно эта закостеневшая система должна была дать сбой и вызвать бунт у наиболее продвинутой части населения.

Информацию стали получать не только от родителей и бабушек с дедушками, но и, например, из книг или из заграничных путешествий. К чему это привело, мы теперь хорошо знаем: общество расшевелилось, взглянуло на детско-родительские отношения под другим углом и выдвинуло новые педагогические идеи.

Но это только одна — позитивная — сторона монеты, а с другой ее стороны угнездилась тотальная родительская растерянность. Теперь уже мама не представляет, в каком мире будет жить ее ненаглядный малыш, чему его учить и что запрещать. У нас появилось море сомнений в состоятельности и адекватности собственных педагогических воззрений, а вот ответов на свои вопросы мы найти, увы, не можем.

И как же тогда правильно любить ребенка? Ведь любить — это не только гладить по голове и петь на ночь песенки, но и воспитывать — готовить к взрослой жизни, в которой будут не только розы, но и, естественно, шипы.

Мать и отец: такая разная любовь

Как было бы хорошо, если бы воспитание детей регулировалось исключительно инстинктами. Просто воспроизводи последовательность действий, закрепленных на генетическом уровне, получай предсказуемый результат, и никаких тебе мучительных размышлений и внутренних метаний.

Кстати, до начала XX века материнской любви как раз и приписывали подобный, бессознательно-врожденный, характер. Но со временем стали накапливаться данные о таких существенных различиях в воспитании, что ученые всерьез задумались, настолько ли всесилен материнский инстинкт.

Конечно, природная подоплека у материнства есть — например, врачи доказали, что его сила напрямую зависит от гормонального статуса женского организма. Так, низкий уровень гормона АКТГ-РФ вызывает ослабление материнского инстинкта, вплоть до того, что женщина перестает кормить своих детей и хоть как-нибудь о них заботиться.

Но все-таки отношение мамы к ребенку в огромной степени обусловлено идеологическими причинами, а переживание удовольствия от взаимодействия с младенцем — не что иное, как природная подстраховка, дополнительный механизм, привязывающий мать к малышу.

Папа чувствует иначе. Если для женщины безопасность ребенка равнозначна полному контролю с ее стороны, то мужчина, наоборот, поощряет детскую независимость и освоение нового опыта, являясь при этом гарантом все той же безопасности.

Отцовская любовь условна: наследник должен выйти за границы уютного материнского мирка, доказать свое право на жизнь и заслужить самостоятельность. Интересно, что «папская» авторитарность воспринимается детьми конструктивнее, чем материнская. Первая стимулирует развитие, вторая — подавляет. Именно из-за таких гендерных различий во многих культурах существует традиция: до лет ребенок развивается под присмотром матери, и только потом, к его воспитанию подключается отец.

Однако сейчас в обществе культивируется раннее включение отца в жизнь малыша, и вместе с этим женщина вполне имеет право не посвящать всю себя семье. Более того, современная мама может планировать рождение ребенка и определять «меру» своей вовлеченности в материнство. Казалось бы, живи да радуйся, но даже в таких комфортных условиях откуда-то возникает нелюбовь к детям.

Психологические источники нелюбви к детям

Иногда маме не удается адекватно воспринять естественные возрастные изменения ребенка и принять его взросление как непреложный факт.

Например, есть женщины, которые очень любят нежный младенческий возраст, но теряются и гаснут, когда малыш становится подростком. Такие мамы готовы рожать и рожать, чтобы повторить самый приятный для себя период, а вот со старшими детьми у них, как правило, возникает серьезное, а порой и непреодолимое отчуждение.

Случается и наоборот: мама слишком тревожно относится к младенцу, но с удовольствием включается в воспитание, когда тот становится старше (этакий «отцовский» тип материнства). Тогда первые годы она просто пережидает, почти формально осуществляя все необходимое.

Бывает, что родители просто «не сошлись характерами» со своим чадом. Ведь уже давно никто не считает, что ребенок приходит в наш мир «чистым листом». В волшебную силу воспитания верят только те, кто о детях судит из книг да по фильмам. Ребенок может оказаться настолько «сложным», что родителю крайне трудно находиться с ним постоянно на одной территории. И если с мужем (или женой) при «несходстве характеров» можно разойтись, малыша приходится воспитывать, несмотря ни на что.

Наибанальнейшая причина — маме или папе просто не нравится этот ребенок. Он не соответствует их требованиям или каким-то внутренним потребностям — и смириться с тем, что получилось не так, как хотелось, эти люди просто не в состоянии.

Существует и такое психологическое состояние, как «внушенная» нелюбовь. Оно возникает в ситуации, когда кто-то из значимого окружения постоянно придирается к матери, критикует ее воспитание и ставит под сомнение ее чувства к ребенку. Это создает невротическую обстановку, и в конце концов женщина сама может уверовать в правоту окружающих, затормозив все свои «материнские проявления», дабы не провоцировать болезненную критику.

Кстати, не стоит забывать, и о том, что холодность и сдержанность в проявлении чувств могут быть просто присущи маме как человеку. В этом случае речь идет не об отсутствии любви, а о дефиците ее проявлений. Ребенку этого, конечно, не объяснишь, и недостаток тепла он может ощущать довольно остро, но со временем такие дети, как правило, разбираются в нюансах родительского поведения и чувствуют себя вполне комфортно.

Читайте также:  Почему не вилкуется капуста белокочанная

Повод задуматься

Разве есть такой родитель, который хотел бы не любить свое дитя? Конечно, нет. Этот механизм обычно работает по-другому — хочется полюбить, а не получается. Любой разумный взрослый человек отлично понимает, насколько позитивные чувства облегчают длительный и сложный процесс взращивания наследника, но иногда внутри, к сожалению, происходит сбой.

Все в ребенке начинает раздражать и утомлять: малыш заболевает, а вы постоянно хотите спать, он тянется к вам, а в вас ничто не отзывается на этот призыв, более того — вам неприятен любой физический контакт с ним. Если уж быть абсолютно честными, то вам по-настоящему хорошо, только когда малыша нет рядом, и волнуетесь вы лишь о том, чтобы он не попал в историю, урегулирование которой падет на ваши плечи. Глядя на сына или дочь, вы в основном видите недостатки, которые вызывают досаду и желание немедленно их исправить. Отсюда придирки, одергивания, замечания. А вот выслушать ребенка, сходить с ним куда-нибудь вам, как правило, некогда, потому что у вас «ну очень много дел».

Не правда ли, многие могут узнать себя в этом описании? Порой каждый из нас ведет себя так по отношению к собственным детям. В каком же случае стоит всерьез задуматься о том, что в вашем отношении к ребенку что-то пошло не так? Когда вы осознаете, что все эти проявления носят затяжной характер и накопившиеся негативные чувства мешают вам адекватно исполнять родительские обязанности!

Детская теория невероятности

Малыш, как правило, долго «сопротивляется» своей нелюбимости. В него встроена важная система безопасности, ведь если он поверит в то, что нелюбим, ему будет не у кого искать защиты.

Поэтому он всеми силами «оправдывает» поведение своих мамы и папы, выискивает и радуется минимальным проявлениям тепла и внимания. Кстати, именно отсюда идут корни любви детдомовских детей к своим асоциальным и временами очень жестоким родителям. До какой степени может искажаться восприятие действительности, хорошо отражено в таком диалоге:

— Мама меня очень любит!

— Почему ты так думаешь?

— Отцы у меня меняются каждый месяц, а меня она оставляет.

Однако такая относительно ровная и спокойная ситуация обычно резко меняется с началом подросткового возраста — периода, когда в ребенке отчетливо проявляется стремление к самостоятельности. В это время чувство опасности окружающего мира притупляется, а центр авторитета смещается в сторону сверстников. Вот тогда последствия родительской нелюбви могут проявиться полной мерой, и тут все зависит от того, насколько высоки у ребенка адаптивные способности психики (то есть сможет ли он без особенных проблем приспособиться к такому родительскому поведению).

В одном случае подросток отвечает на отчуждение взаимностью, у него появляется негативное отношение к папе и маме и пропадает доверие к ним.

В другом варианте маленький человек постарается заполучить недостающие любовь и внимание громкими демонстративными истериками. А может случиться и так, что чадо полностью утратит веру в собственные возможности, впадет в апатию и будет постоянно находится в тревожно-мнительном настроении.

Конечно, ни один из перечисленных вариантов не произрастает однозначно из родительской нелюбви. Разные стили воспитания, в том числе основанные на сильном и полноценном чувстве к ребенку, могут привести к таким же последствиям. Но тем не менее именно у недолюбленных детей все это проявляется особенно ярко и болезненно.

Не любовью единой

Что же делать, если вам вдруг стало очевидно, что ребенка-то своего вы не любите? Очевидный вариант — обратиться к психологу, который поможет разобраться в причинах сложившейся ситуации. Беседы с ним могут снять часть проблем и, при успешном сотрудничестве, научить вас жить с нелюбимым малышом. Поверьте, это возможно!

Для начала маме или папе нужно перестать испытывать чувство вины перед ребенком за то, что они не в состоянии дать ему необходимые эмоции. Да, со всех сторон вам рассказывают, что ребенка надо любить (это как бы обязанность современного родителя), но ощущение собственной неполноценности и несоответствия стандартам не приблизит вас к разрешению проблемы.

Более того, со временем эти переживания будут вызывать все более острое защитное раздражение.

Американских детей, например, всячески балуют, радуются каждому проявлению их активности, пестуют детскую непосредственность и жизнерадостность.

В Англии, наоборот, родители воспитывают ребенка в строгости и эмоциональной сдержанности.

Во Франции мамы практически не сидят с малышами, а отдают детишек в ясли едва ли не с трехмесячного возраста. И воспитывающиеся в таких условиях дети абсолютно не считают себя нелюбимыми — они вырастают органичными своей культуре.

У нас же издревле малышей растили в жестком послушании и почтении к родителям. Мы по-прежнему считаем воспитанным того ребенка, который не мешает взрослым, но радует их. То есть наш социум до сих пор тяготеет к запрещающим методам, а не к разрешающим. Стало быть, любовь в нашем понимании — это не вседозволенность, пусть даже и во благо, а система ограничений. Так что с проявлениями любви вопрос неоднозначный.

И тут «нелюбящим родителям» важно понять, что отсутствие явных теплых чувств не дает им права игнорировать свои обязанности по воспитанию и уж ни в коем случае не оправдывает насилие и жестокое обращение с ребенком.

Как жить с нелюбовью к ребенку?

Нужно организовать совместную жизнь так, чтобы не заполнять собой все психологическое пространство ребенка. Если это не противоречит убеждениям, можете подобрать малышу крестных родителей, которые возместят недостаток тепла. Помните, что «нелюбящим родителям» к поискам таких людей стоит подходить особенно внимательно. Ведь если еще и крестные будут пренебрегать ребенком, он рискует совершенно «заледенеть».

Если вам повезло, и кто-то из близких родственников действительно любит ребенка, не стоит препятствовать общению, даже если оно не очень, на ваш взгляд, благотворно. Конечно, после посещения бабушки малыш может некоторое время быть неуправляемым, но зато он пожил в атмосфере любви и принятия, а вы получили возможность расслабиться и перевести дух.

Отдых от воспитания — отличная профилактика «временной нелюбви». Если уж ребенок стал почти невыносимым, необходимо уехать от него на пару дней и восстановить эмоциональный баланс — есть шанс, что нежность к малышу возродится. Избегайте тех, кто сомневается в вашей родительской адекватности и компетентности. Вам, в вашей и без того не простой ситуации, категорически не нужны многочисленные горе-советчики.

Попытайтесь окружить себя людьми, которых ваш ребенок абсолютно не раздражает. Глядя на то, как они общаются с малышом, вы, возможно, сами измените свое отношение к нему.

Если наследник кажется вам каким-то «не таким», и именно это вызывает в вас стремление отгородиться от него, попробуйте представить, что это ребенок близких знакомых, и вам во что бы то ни стало надо поддержать родителей. Ведь вы бы наверняка нашли в такой ситуации нужные слова. Повторяйте их сами себе, как мантру, и постепенно ситуация изменится.

Читайте также:  Почему девушки не могут отказать

Статья предоставлена сайтом «Супермамы: сайт для мам»

Источник

Худшая мать на свете: может ли женщина не любить своего ребенка

Наверное, это самый частый упрёк, обращённый к матери младенца: «Ты просто его не любишь, что ты за мать?!» Упрекают мужья, новоиспечённые бабушки, врачи и даже фактически случайные люди буквально по любому поводу. Плачет? Не любишь! Мокрый? Не любишь! Не хочешь принимать совет лечить его пупочную грыжу медной монеткой и поездкой к «хорошей надёжной бабушке»? Не любишь! Ты просто его не любишь. А если она и правда не любит? И очень мучается из-за этого?

У хороших правильных женщин – что? Правильно, материнский инстинкт. Женщина от природы устроена так, что ребёнка ещё нет, а она его уже любит. И уж точно полюбит с первого взгляда, как только возьмёт на руки, едва поднесёт к груди.

Так устроены мир и человек. Женщина от вида своего младенца аж разум теряет, так его обожает. Природа, брат, тут уж ничего не попишешь. Мать – она то, что выродила, с первого взгляда и больше всего на свете любит. Хоть какого урода, хоть убийцу или маньяка там, всё равно с рождения и до самой смерти любит, аж себя забывает. Инстинкт у ней. А вот и нет.

Живой, всё в порядке

Восемнадцать лет назад я родила мальчика. Сама, без анестезии, которую тогда считали блажью трусливых женщин, неспособных «просто немного потерпеть», зато готовых «химией всякой» вредить родному ребёнку. Без пресловутого кесарева, про которое ходили мифы в духе «а вы знаете, когда учёные кесарят самок животных, они отказываются от своих детёнышей, родовая боль нужна для материнского инстинкта».

Словом, родила. Ребёнка тут же унесли из зоны видимости, но я услышала его плач. Подумала: «Уффф, живой, всё в порядке».

Потом его на специальной тележке вкатили уже в палату. Сердитая пожилая медсестра с красными от постоянного мытья руками торопливо выполнила обряд «девочки, не волнуйтесь, вам покажут, как пеленать». И я осталась наедине с мурчащим крошечным комочком, утонувшим в этих кофточках, которые неделю назад проглаживались с двух сторон и укладывались в «роддомовскую» сумку с мыслями о том, что ну неужели дети такие маленькие.

Вот, лежит. Можно на руки взять. Мой сын. Не может быть. Нет, я знала, что он будет, что он – мальчик, знала, как я его назову. Я разговаривала с ним, когда он был внутри меня. А теперь вот. Отдельно. И тут я поняла, что ничего не чувствую. То есть чувствую облегчение, что всё закончилось и мы с ним живы. Тревогу, потому что это страшная ответственность и не очень понятно, что будет дальше. Изумление тем, что свершилось и да, я – мама. Лежит. Мой сын. Ничего себе. Но никакой любви к этому маленькому существу я не испытываю.

Плохая, ленивая, никчёмная

Я чувствую страх, что не справлюсь и разочарую всех вокруг. Что окажусь плохой, ленивой, эгоистичной никчёмной матерью, как и твердили предыдущие девять месяцев добрые и поддерживающие родственники буквально со всех сторон. Я чувствую огромную ответственность. Долг. Готовность защищать это маленькое существо любой ценой, потому что я теперь должна. Но не любовь.

Как бы это сказать? Я его не знаю. Так, наверное, замуж по сговору выходят: закончились обряды и поздравления, гости разошлись и ты остаёшься наедине с совершенно незнакомым человеком. И должна теперь быть с ним «покуда смерть не разлучит».

Только тут не мужчина, который может оказаться опасным для тебя. А младенец. И это ты можешь быть источником опасности, если «плохая, эгоистичная, ленивая». Я помню жутчайшую внутреннюю панику. Ужасное чувство вины перед младенцем.

Инстинкт же! Я же готовилась, перечитала всю литературу для родителей, что нашла, от старых жёлтых советских брошюр до современных глянцевых журналов с счастливыми семьями на обложке! И каждая история материнства начиналась со всякого «чуть не умерла от счастья, когда увидела мою прекрасную доченьку, она была самым красивым ребёнком на свете».

Я вспоминала все эти «прижалась носом к сладкой макушечке», «целовала пяточки», «кушал мамочкино молочко, а я умирала от нежности» и нюхала, смотрела, кормила. Покрытая тонким пухом лысинка с пульсирующим родничком пахла странно и ни на что не похоже. Кукольные кривые ножки с крохотными пальчиками (на большом след от забора крови) были странными, с мягкой, никогда не ходившей по земле пяткой.

Во время кормлений, особенно ночных, умирала я, скорее, от усталости и страшного недосыпа, мне даже снилось, что я иду в магазин и засыпаю, кормлю и засыпаю, купаю и засыпаю, так и утопила ребёночка, ехидна. Проснулась в холодном поту, кинулась к кроватке – живой, конечно, спит.

Какая ты счастливая!

Всё это время меня поздравляли и говорили, как завидуют моему счастью, ведь дети растут так быстро, а такие милые младенцы они, увы, совсем недолго. Ути, сладкий, кого мамочка любит больше всех на свете? Кто вырастет и покажет ей, кто в доме хозяин? Мамочка наружу улыбалась и умилялась, а внутри рыдала, билась головой о что попало и проклинала себя – любовь к ребёнку не пришла.

Не помогли ни пресловутая первая улыбка, ни цепкие маленькие ручки, ни то, что малыш уже отличает своих и чужих, тянется к матери и начинает плакать на руках у посторонних. Я просто превратилась из беременного инкубатора в персонал по обслуживанию младенца: переодевала, стирала, гладила, гуляла, покупала, готовила, перестилала, сушила, кормила, купала.

В первые месяцы часто понимала, что падаю от усталости: я кормящая, но сегодня не ела. Мне было некогда. Весь быт нашей семьи на мне, и мне хочется плакать от обиды, когда подруга по колясочным прогулкам рассказывает, что может спокойно и поесть, и помыться, ребёнка обязательно подхватят мама, папа, брат, муж, бабушка. А я одна. Семья далеко. Здесь только вечно упрекающий и ставший невероятно придирчивым муж и его «а мы-то в своё время без памперсов и водопровода» родня.

И, конечно, я действительно оказалась плохой матерью. Я не люблю своего ребёнка. Я просто его обслуживаю. Делаю это хорошо, наступаю на боль, усталость, жалость к себе. Всё, моя жизнь кончена, теперь я служу ребёнку. Но я так хочу его любить! Я хочу это счастье, о котором поют из каждого утюга! У всех оно есть и сразу, а моё почему не подвезли?

Дочь как наказание

В те годы я знала одну девушку. Она была чуть старше меня, и её не любила мать. Она так и говорила, мол, у меня хорошая мама, просто она меня не любит. Я видела эту женщину. Красивая, стройная, всегда невесёлая. Дочь она не обижала, делала для неё всё положенное: обеспечивала, воспитывала, одевала, водила в музыкальную школу и всё остальное, что полагалось интеллигентной семье тех времён.

Читайте также:  Почему не заводится заз сенс

Но не любила и не скрывала. Дело, кажется, было в том, что родить по факту беременности её попросил любимый мужчина. Женатый любимый мужчина. Мол, здорово, что будет малыш! Я разведусь, мы поженимся, у нас будут любовь и маленький. А потом почему-то дал заднюю, передумал. И она осталась одна, беременная и брошенная.

Ей пришлось вернуться к родителям в глубинку, вынести море упрёков и обвинений в позоре, приносе, подоле и т. д. Натерпелась. Выплыла, карьеру сделала. Но дочь упорно воспринимала через призму долга и позора. Не упрекала её, нет. Просто растила, будто отбывала наказание. Это было страшно.

И вот стою я с младенцем на руках и боюсь, что у меня тоже будет так. Никакого мне счастья материнства, только долг, труд, стиснутые зубы и симуляция любви с радостью, потому что ребёнок не виноват. Он никогда не должен узнать, что я его не люблю. И зачем я такая порченная на свет родилась? Почему такие уроды, как я, вообще рождаются?

Короче, месяца за три жизни такой у меня выросло чувство вины и никчёмности размером с небольшого слона, который угрюмо мотался за мной по серым улицам неродного городка, в вечном дне сурка между домом, районным рыночком на два ряда навесов, парой магазинов, аптекой и поликлиникой.

Хард-рок и одуванчики

И только ещё через несколько месяцев, когда сын наконец-то стал спать по ночам, слегка убавилось работы, а серый снег под заводскими трубами городка сменился на жизнеутверждающие одуванчики, и стало как-то веселее на душе в целом, я вдруг поняла, что что-то изменилось. Я познакомилась со своим ребёнком.

Я его понимаю, знаю, что его любимая игрушка – не относительно дорогой пластик, а деревянная ложка, которой так прикольно лупить по всему, от прутьев кроватки до маминого носа, разбираюсь в оттенках его рёва, рыка и писка. Мы общаемся.

У нас есть даже свои секреты и вещи, которые мы делаем только вдвоём – например, слушаем хард-рок, который «визг, а не музыка, и при ребёнке нельзя». И чёрт возьми, сынок, да, детка, тебе нравится, как пилит старина Лемми? Мамин мальчик! Ты ж мой маленький рокер, кому достанется мамкина косуха, бандана и кольца с черепами? Ты ж мой хороший, мой самый дорогой, самый любимый!

Нет, за что-то я себя по-прежнему корила и мучилась совестью. За то, что мне было не радостно, а скучно по сто раз читать один и тот же стишок, возиться в песочнице, ходить на горки. Должно ж быть в радость, да? Материнский инстинкт же! Даже кошка играет с котятами, а ты, видите ли, через «не хочу». Надо хотеть! Хотеть не получалось, просто играла, ходила, читала.

Я долгие годы скрывала, что была такой плохой неправильной сломанной матерью – целых несколько месяцев отказывала ребёнку в инстинктивной природной любви. А потом на каком-то форуме в материнском разделе наткнулась на тему под названием «Когда вы полюбили своего ребёнка». Аж глазам не поверила.

Нырнула изучать. Там были сотни сообщений. И среди «с первого взгляда», «ещё в животике», «с первой улыбки» попадались «когда ему было месяца два, может быть, три», «ближе к полугоду», «к четырём месяцам что-то почувствовала, а к году уже сильно любила».

Мой мир, где я была некачественным производителем любви, которая должна была прийти сама, как грудное молоко, рухнул. То есть долгие годы меня скручивало виной, когда кто-то из родни, медперсонала или знакомых ронял дежурный упрёк «ты его просто не любишь». А так было можно. С этим сталкивается множество женщин. К ним любовь приходит не сразу. А через дни, недели, месяцы труда, вложений, знакомства с этим маленьким инопланетянином, который постепенно становится любимым и родным.

Я стала задавать вопрос про «когда пришла любовь к ребёнку» всем встречным-окружающим женщинам. И даже подружилась с двумя из них на почве «девочки, мы не одни такие». Ребёнок одной родился с видимыми особенностями развития, и родня страшно винила её за это, вторая была точно как я – замотанная оторванная от семьи молодуха без всякой помощи, зато под градом упрёков и придирок со стороны мужа и его родни.

Слишком сложно для инстинктов

Правда, мы тогда считали, что с нами всё же что-то не так. Не сработал у нас материнский инстинкт, пришлось настраивать любовь «в ручном режиме». И только много лет спустя я прочитаю, что никаких врождённых инстинктов у человека нет. Вообще. Ни единого. Есть условные и безусловные рефлексы, есть базовые потребности, есть определённое поведение, например, родительское.

Но для инстинктов мы слишком сложные создания, мы не гусеницы и не мыши, чтобы в определённой ситуации, включая материнство, просто включался волшебный алгоритм инстинкта и подвозил нам вшитые знания: корми вот так, защищай эдак, пожертвуй собой, если вот такое.

Да, у нас ест гормон окситоцин, который участвует в сокращении матки во время родов, а ещё отвечает за формирование привязанности «мать-ребёнок» после рождения. Но не всем его подвозят в нужном количестве. Вам, женщина, не хватило. Не повезло. Формируйте любовь «в ручном режиме».

Кстати, это одна из тех вещей, о которых неплохо бы предупреждать актуальных и будущих беременных. Что так бывает, это не страшно, вы не чудовище, подождите, всё придёт. Потому что это, чёрт возьми, адова пытка – поедом жрать себя за то, что у всех «по природе» и «само», а ты плохая, неправильная и не любишь, не любишь, не любишь!

Да, мы млекопитающие. Но из всего объёма ухода за младенцем женщине пресловутой природой даже лактация не гарантирована. В жизни разное бывает, поэтому редкий супермаркет не торгует смесями для младенцев. А пеленать, кормить, гулять и читать «Курочку Рябу» мы умеем не от рождения, а когда взяли и научились.

Два слова об отцах

Кстати, молодые отцы в абсолютном большинстве случаев младенцев побаиваются, долго присматриваются к новорожденным, пугаются их хрупкости, знакомятся с детьми медленно и спокойно формируют любовь всё в том же «ручном режиме»: привык, стал узнавать, общаться, гулять, читать сказки и играть – глядишь, и полюбил.

И да, к бабке не ходи, но если отец занимался ребёнком действительно много, вложил от души сил, времени, сна, здоровья и т. д., то любовь эта придёт раньше. И будет сильнее. Если уж что у нас и «по природе», то это привычка ценить и беречь то, во что мы действительно вложились, а не то, что чужими усилиями само рядом выросло.

Мальчик мой теперь совсем взрослый. Ужасно красивый, глаз не оторвать, я пробовала.
И, чёрт возьми, я люблю его больше всех на свете, как бы не шутила про его совершеннолетие о Добби, получившем вожделенный носок. Видели бы вы его пяточки! Сплошное ми-ми-ми сорок третьего размера.

Источник

Поделиться с друзьями
Ответ и точка