Почему белые не смогли победить большевиков



Почему проиграли белые

О причинах поражения белогвардейцев в гражданской войне рассуждают и спорят многие и спорить, вероятно, будут вечно.
В советское время главной причиной считалась «справедливость» гражданской войны «трудящихся за свою свободу и независимость, отстаивающих завоевания Октябрьской революции», вследствие чего «народные массы поддерживали Советское государство, его Красную Армию и Флот и, несмотря на крайнюю усталость от 1-й мировой войны, потери, лишения, голод, холод, эпидемии…» и «спасли свою Родину от угрозы колониального порабощения» (1). Также имели место «военно-политический союз рабочего класса и трудового крестьянства» и сплочение «трудящихся всех национальностей в борьбе против белогвардейцев, интервентов и буржуазных националистов» (1).
Сами белые объясняли свое поражение по-разному . Очень популярным был замечательный по своей лаконичности вывод : «Бог не даровал нам победу». Многие называли причины чисто военного характера – выгодное стратегическое положение красных –центр России, (хотя выгодность тут относительная – находясь в окружении скорее можно проиграть, а не выиграть), неправильное планирование и выполнение операций, скверная работа тылов, безграмотность или даже тупость, а также склочность генералов и т.д.
Был у белых и такой вариант: «1.Нас предал Запад. 2. Нас не поддержал народ». Показательно, что первая причина считалась и главной. О причинах так называемого предательства Запада тоже есть немало версий, но на мой взгляд, здесь просто перепутана причина со следствием – белые не потому проиграли, что не получили поддержки Запада, а не получили ее, потому что проиграли. Прагматичные буржуи просто не захотели иметь дело с неудачниками. А вот почему белых не поддержал народ стоит рассмотреть.
В наше время укореняется мнение, что красные победили благодаря умело поставленной пропаганде с одной стороны и исключительно насильственными мобилизациями в сопровождении массового террора с другой. Белые же якобы проиграли из-за политики непредрешенчества – отсутствия у них сколько-нибудь внятной программы. Что касается политики непредрешенчества — есть основания считать, что только благодаря ей белым и удалось продержаться довольно долго, а выдвини они какую-либо конкретную программу, поражение их было бы намного более быстрым – слишком разнородный элемент они являли собой и то, что понравилось бы одним, не потерпели бы другие. И вообще — большевики всё же выиграли не выборы, а войну и притом войну долгую и шедшую с переменным успехом. Народ имел возможность посмотреть как на слова, так и на дела, как красных, так и белых.
За исключением небольшого числа наивных ни сами белогвардейцы, ни их сторонники вовсе не строили себе иллюзий насчет поддержки народа. Надежда на победу в войне основывалась главным образом на поддержке «заграницы».
Писатель, т.е. представитель интеллигенции И.А.Бунин еще в феврале 1918г. буквально как манны небесной ждет прихода хоть кого-нибудь: «После вчерашних вечерних известий, что Петербург уже взят немцами, газеты очень разочаровали. Слух: союзники — теперь уж союзники!— вошли в соглашение с немцами, поручили им навести порядок в России. …Вести со Сретенки — немецкие солдаты заняли Спасские казармы… В Петербург будто бы вошел немецкий корпус….
…Немцы взяли Николаев и Одессу. Москва, говорят, будет взята семнадцатого…Слухи и слухи… Петербург взят финнами. Гинденбург идет не то на Одессу, не то на Москву. Все-то мы ждем помощи от кого-нибудь, от чего-нибудь, от чуда, от природы! Вот теперь ходим ежедневно на Николаевский бульвар: не ушел ли, избавь Бог, французский броненосец, который зачем-то маячит на рейде и при котором все-таки как будто легче. ..Видел В. В. Горячо поносил союзников: входят в переговоры с большевиками вместо того, чтобы идти оккупировать Россию! (не больше не меньше! – И.С.) » (2)
То же утверждает и атаман П.Н.Краснов:
« Дон раскололся в это время на два лагеря — казаки и крестьяне. Крестьяне за малым исключением были большевиками… Попытки ставить крестьян в ряды донских полков кончались катастрофой. Крестьяне изменяли казакам, уходили к большевикам … воронежские, харьковские, саратовские и т. д. крестьяне не только не воевали с большевиками, не освобождали этой Родины от них, но шли против казаков.
Без немцев Дону не освободиться от большевиков — это было общее мнение фронтового казачества… Совершенно иначе смотрела донская интеллигенция и особенно пришлые из России люди… Дон раскололся на ориентации. Весь простонародный, хлеборобный Дон и большая часть интеллигенции держались германской ориентации, напротив, члены могущественной кадетской партии и многие политические беженцы считали, что все спасение Дона в демократии Англии и Франции, которые придут и спасут и Дон, и Россию. Как спасут? Непременно и не иначе, как живой силой» (3)
Не отстает и З.Н.Гиппиус (тоже писательница): «Оптимисты наши боятся слово сказать (чтоб не сглазить событий), но не выдерживают, шепчут, задыхаясь: Финляндия взяла Левашево. И если бы выступила Финляндия…
…На Деникина, впрочем, никто почти не надеется, несмотря на его, казалось бы, колоссальные успехи, на все эти Харьковы, Орлы, на Мамонтова и т. д. Слишком мы здесь зрячи, слишком все знаем изнутри, чтобы не видеть, что ни к чему, кроме ухудшения нашего положения, не поведут наши «белые генералы», старые русские «остатки», — даже если они будут честно и определенно поддержаны Европой. А что у Европы нет прямой честности — мы видим». (4)
Заметим, что немцы –это те, с кем Россия три с лишним года вела войну, называемую Второй Отечественной, а финны –это те, которые устроили массовый террор против русских зимой 1918г. без различия сословия, рода занятий и убеждений. Но что до этого «элите» России, когда надо справиться с собственным народом?
«Былого лишены почёта,
Они, чтоб власть себе вернуть,
Не то что немцам — даже чёрту
Могли ворота распахнуть. »
После этого особенно пикантно выглядят заявления, что красные победили исключительно с помощью интернационалистов…

Читайте также:  Подростки почему нас не понимают

Как сторонники, так и ненавистники большевиков солидарны во мнении, что народ поддержал большевиков, говоря упрощенно, из-за земельного вопроса, только вторые при этом обвиняют большевиков в обмане. «Земельная» версия, по-моему, верна, но не полна. Во-первых, большевики по сути просто оформили де-юре то, что крестьяне уже осуществили де-факто – «черный передел» помещичьей и кулацкой земли. Во-вторых, сами белые так или иначе тоже обещали дать землю крестьянам. В-третьих, в Сибири, где не было помещичьего землевладения, главной силой, противостоящей белым, были крестьяне и притом крестьяне, недавно переселившиеся из европейской России («столыпинские аграрники»), то есть те, кому землю дал еще царь. Также на Украине, с ее обилием хуторских хозяйств, крестьяне в абсолютном большинстве восстали против белогвардейцев. По свидетельству генерала-диссидента П.Г. Григоренко: «Село наше, как и ВСЕ ( выделено мной — И.С.) соседние украинские и русские села, было «красное». Соотношение такое. У красных, к которым до самого конца гражданской войны причислялась армия Махно, из нашего села служили 149 человек. У белых — двое». (5)
Во время войны белое командование не раз пыталось установить контакт с Махно, но всегда безуспешно. Причина простая –Махно боялся, что от него отвернется народ, если узнает о каких-либо связях с «беляками». С красными он то дружил, то враждовал, но с белыми – только враждовал!
Во время сибирского антикоммунистического (не антисоветского!) восстания 1920-1921гг. были случаи, когда уже готовые восстать деревни отказывались от выступления буквально в последнюю минуту, узнав, что командовать ими будут белые офицеры. Со своей стороны красные распускали слухи, что если восстать против Советской власти – вернется Колчак. Помогало очень неплохо. Да и те крестьяне, кто все-таки восставал, резко отвергали и монархистов и даже эсеров – только Советская власть…без комунистов, а по сути – без продразверстки.
Во время Кронштадтского мятежа 8 марта 1921 г. А.И.Гучков писал Врангелю: «В интересах как этого революционного движения, так и репутации «белого» дела необходимо, чтобы Вы и мы, Ваши единомышленники, не отождествлялись с руководителями движения. Тот демократический, рабочий, солдатско-матросский характер, который носит Кронштадтская и Петроградская революция, должен быть сохранен без примеси белогвардейского и буржуазного элемента: только в таком случае это движение окажет разлагающее влияние на оставшиеся в руках советской власти части Красной Армии, которая окончательно подточит устои этой власти. Всякая чужеродная примесь способна лишь повредить делу».(6) Хорошо сказано – устои советской власти будут подточены только без примеси белогвардейского элемента. А если появится такая примесь, что будет?
И наконец в 1941г., после более чем двадцатилетнего правления большевиков, после коллективизации, т.н. «рукотворного голодомора», т.н. «Большого Террора» немцы отвергли предложение русских белоэмигрантов в военной помощи против СССР. Причину объяснили без обиняков: «Участие эмигрантов в борьбе принесло бы мало реальной помощи германской армии, но в то же время дало бы пищу и без того уже активной советской пропаганде, убеждающей русский народ, что с германскими войсками идут реакционеры, золотопогонники, помещики и т.п.». (7) Читай – война помимо немцев с белогвардейцами усилит сопротивление Красной Армии, проще говоря, русского народа.
Так что дело не только в земле и тем более, в терроре. Рискну предположить следующее – за белыми народ не пошел по довольно простой причине – считал их чужими себе, «господами», «барами». Эпизодический шолоховский герой, бывший белоказак дал однозначную оценку: «Коммунисты — они нашего рода, сказать, свои, природные, а энти черти-те по-каковски гутарют, ходют гордые все, а середь зимы снегу не выпросишь, и попадешься им, так уж милости не жди!».(8)
Вследствие этого и появился тот феномен, который не могли понять и/или принять белые тогда и их единомышленники сейчас: «…получалось совершенно нелепое, но одинаково типичное для ВСЕХ (-И.С.) белых фронтов положение:
Когда уходили красные — население с удовлетворением подсчитывало, что у него осталось…Когда уходили белые — население со злобой высчитывало, что у него взяли…» (А.А. фон Лампе) (9)
Или: « Но вот феномен. Мы все это слышали, знали. Прошло два года и уже
забыли. Расстрелы белыми первых советов помним, рассказы о зверствах белых у
нас в памяти, а недавний красный террор начисто забыли..» (П.Г.Григоренко (5)). Здесь этот феномен тем более феноменален, что сцены красного террора, которые наблюдали Григоренко с земляками, были более жестоки и пожалуй, более циничны, чем сцены белого.
Отсюда напрашивается вывод – в глазах народа красные (в смысле – противники белых) были свои, и будь они хоть хорошие, хоть плохие. Держать зло на них было не принято. А белые, будь они хоть трижды расхорошие, все равно были чужими, и променять на них красных не желали.
И наконец, те рассказы, которые мне доводилось слышать о гражданской войне от родственников и знакомых, часто укладывались в такую схему: «Они, белые, у нас мужиков в свою армию забирали, а потом как НАШИ подошли, мужики от белых домой сбежали». То есть свои родственники или односельчане, служившие в белых, это вроде как и не «белые». «Белые» -это какие-то «они», просто сначала они были рядом, а потом «наши» «нас» от «них» освободили. Добавлю, что все мои родственники, так или иначе участвующие в гражданской войне, прошли через белую армию.

Читайте также:  Почему гранулятор не гранулирует опилки

Завершить статью хочу сборником рассказов о гражданской войне, услышанными за последние 30-35 лет. Все рассказы только УСТНЫЕ, слышал их от родственников, свойственников, знакомых или из выступлений на историческом вечере, посвященном гражданской войне. Описанные действия происходили на территории современных Кемеровской, Новосибирской, Курганской, Пермской и Томской областей. Все вопросы в диалогах заданы мной.
1. «Отца мобилизовали белые, они до Томска-то доехали, там сборный пункт был, а оттуда сбежали. И много сбежало? Много, только с нашей деревни они впятером бежали, а кто из других мест – тех тоже полно. Они сразу сбежали или когда красные стали подходить? Сразу, красные еще нескоро пришли».
2. «Через нас через много кто проходил, красные два раза — нормально прошли, чехи были – тоже никого не тронули. А вот колчаковцы… И вешали и в колодцах людей топили. Это у нас до сих пор помнят».
3. « У вас в деревне в белых кто-нибудь служил? Нет, никто. Почему? А попрятались все в лесу от них. А в красных? Тоже никто. Почему? Так они никого не брали к себе».
4. «Белые, когда отступали, заминировали плотину. Если бы взорвали, половину посёлка бы затопило. Не взорвали потому, что красный подпольщик эти заряды обезвредил. Я в школе учился, нас на экскурсию водили на это место».
5. «У бабушки в избе на постое двенадцать казаков стояло. Бабушка говорила: с утра до ночи на них варить надо было. А сами только на печи лежали. И слова им не скажи – бьют, не смотрят, кто перед ними. Соседка была, старуха уже, как-то потихоньку сказала: «Наши уже близко, скоро придут». Казак услышал: «А, «ваших» ждёте?!» — и нагайкой прямо по лицу! А при красных как было? Красные наоборот – ни куска ни у кого не взяли, еще и помогали по хозяйству – дров наколоть, например. Одно только – коней они меняли, у них кони отощалые были. И что, мужики соглашались своих коней на отощалых менять? Ну да, боялись, вдруг белые вернутся, а так красные их подальше прогонят».
6. «Твой отец в войну в белых был? Да, мобилизовали силой, некуда деваться было. Потом к красным перешел. И долго он в белых пробыл? С полгода где-то. Ну, а к красным он в одиночку перешел или с другими? Не знаю, но вроде все они перешли. Кто все? Ну с кем он служил».
7. «Пока белые стояли, наши деревенские, кто богатеи, всё свое добро в лесу спрятали, лошадей, скотину туда угнали. И сами там прятались. В деревне только бедные остались, у кого взять нечего было. Только когда красные пришли, они из леса вышли. Богатеи –это кулаки, что-ли? Ну да. То есть кулаки от белых прятались? Конечно, белые же отбирали всё –и одежду и самовары, вообще что мало-мальски ценное грабили. А красные что, кулаков не трогали? Красные никого не трогали».
8. «У нас в деревне, слава богу, обошлось — белые никого не убили. Потому что не доносил никто. А вот в Х.(соседняя деревня – И.С.) сразу пятерых на одних воротах повесили. А красные к вам заходили? Нет, вообще не заметили, как они пришли. Потом, кто в город съездил –узнал об этом, рассказал».
Дополню – в этой же деревне (вернее, селе в 7-8 километрах от города), по словам той же очевидицы и по той же причине – отсутствию доносов никто не пострадал во время репрессий 1937-38гг. Убитых белыми там не было, но…см.п.9
9. « У деда с бабушкой конь был, незадолго до того его купили, долго копили деньги. Так белые зашли, и даже в дом не заходя, сразу к конюшне и начали его выводить. Бабушка в окно увидела, выбежала в чем была (в декабре – И.С.), в крик, стала не пускать их. Они сначала отталкивали, отгоняли её, потом как дали по голове, она без сознания на снег упала, долго пролежала. Жива осталась, но что-то застудила по женской части, потом всю жизнь болела».
10. «Белые как отступать стали, наших деревенских заставляли с ними идти с обозами. А километров с десять отъехали – раздели до белья, плетьми избили и бросили на дороге ( был ноябрь – И.С.). Дядя мой кое-как дополз до дома, неделю кровью похаркал и помер».
11. «Твой дед как погиб? Не знаю, вроде бунт они там подняли против Колчака. Белые против Колчака бунт подняли?! Да, сказали, что против своих не будут воевать. Ну, их всех и перебили».
Поясню – из того, что мне удалось узнать на сегодняшний день, имелся в виду реальный факт — мятеж против Колчака, поднятый с подачи эсеров белыми офицерами в Новониколаевске (совр. Новосибирск) в ночь на 7 декабря 1919г. Мятеж был быстро подавлен стоявшими недалеко ПОЛЬСКИМИ частями. Только одних офицеров и только расстрелянных было 33 человека. Сколько погибло солдат – неизвестно.
12. « А как народ к ним, белым должен был относиться? Вот эта улица, которая сейчас улица Фрунзе (в Новосибирске – И.С.) вся ведь сплошь в трупах была!»
13. «Дядя рассказывал, они до Мариинска дошли и больше не воевали. Как не воевали, война же еще продолжалась, Колчака только в Иркутске взяли? Не знаю, он сказал, не воевали. Сдались они, что-ли, красным? Не знаю, может быть. Но если больше не воевали, что с ним было после этого? Домой вернулся, я помню, как он пришел в обмотках».
Уточняю: Мариинск –это Кемеровская область, а дом этого дяди был в Пермской области.
14. «Девки, бабы молодые от них, белых, в подполах прятались – они с собой забирали. У соседей дочь было забрали, она в какую-то избу забежала, кричит: «Спрячьте меня!». Её в какое-то тряпьё замотали и на кровать уложили, белые зашли, им говорят: «У нас больная в тифу лежит». Они сразу ушли.
15. « Про Пермь читал – там восстание в 1920 или 1921 году против красных было, что-нибудь знаешь об этом? Никогда не слышал, не было таких разговоров».
16. Это относится к сибирскому антикоммунистическому восстанию 1920/21гг.:
« По соседним деревням поднялось чалдоньё, к нам пришли, говорят: «Не пойдёте с нами – всех перебьём»».
Поясняю: «к нам» -это к «расейским» переселенцам, тем самым «столыпинским аграрникам», а «пойти с нами» — восстать против красных.
17. Признаюсь, услышав этот рассказ, я ДАЖЕ УДИВИЛСЯ:
«Когда пришли красные, было видно –это армия, конечно кто-то и в заплатках был, и оборванные были, но все в военной форме. Порядок организован хорошо –каждый боец своё дело знал, дисциплина была. А белые –какой-то сброд, толпа. Одеты кто во что: кто в форме, кто чуть не в лохмотьях, а кто чуть не в собольих шубах. Организации никакой, дисциплина –они, наверное и слова-то такого не знали. И любой, даже небольшой, отряд идёт –полные обозы награбленного тащит. Не армия — банда».
18. И последний рассказ – здесь действие происходило в 30-х и 40-х годах:
« Вот ты в школе в комсомол вступал, а в армии — в партию, тебе при этом на вид не ставили, что у тебя отец белый? Нет, об этом никто и не упоминал. -А почему не упоминали? -Так все же и так знали, что он в белых был, что об этом говорить? Ну, а в партию когда вступал в армии, там же вроде биографию надо было рассказывать? Биографию мою знали. А про родителей никто не спрашивал –зачем? Меня по службе знали, рекомендацию мне командиры написали. Больше ничего не требовалось».
Дополню этот рассказ несколькими интересными фактами. У этого собеседника- моего родственника, кроме отца в белых служили двое дядей –братьев отца (один из них потом стал кадровым красным командиром/офицером Советской Армии). Военную службу этот родственник проходил в железнодорожных войсках НКВД. ( Вообще в НКВД в разное время и в разных его структурах у меня служили трое родственников –один, как уже сказано, был сыном и племянником троих белогвардейцев, другой сам был белогвардейцем, третий –сыном раскулаченного и репрессированного царского офицера. Самый подходящий контингент для «карательного органа тоталитарного режима»). По сравнению с сослуживцами он имел довольно высокое (среднее специальное) образование, поэтому за считанные месяцы вырос от рядового до замполитрука (звание, равное старшине). Неоднократно получал предложение стать офицером, но отказался. А главное в его ответе мне не то, ЧТО он сказал, а то КАК он сказал. В его голосе звучало откровенное недоумение –дескать, а разве могли не принять в комсомол и партию из-за такого пустяка, как родня-белогвардейцы? Ерунда какая!

Читайте также:  Он опять не звонит почему

Источник

Поделиться с друзьями
Ответ и точка